Петя леденцов медуллобластома

Христофор Леденцов как Нобель: и в России могла бы быть столетняя научная премия | Милосердие.ru

Петя леденцов медуллобластома

Христофор Семёнович Леденцов , рисунок (2012) с фотографии конца 19 века. Изображение с сайта kirillovgallery.ru

Этого человека часто называют Русским Нобелем. Это и так, и не так. Леденцов, подобно Нобелю, отдал все свое состояние на пользу науки. Но сами денежные выплаты устроены были по-другому. За счет капитала, оставленного Альфредом Нобелем, выдаются премии.

Лауреат может сделать с ними все, что захочет – купить обсерваторию, пустить на ветер, направить на благотворительность, положить в банк и ждать процентов. Христофор Леденцов был более прагматичен. Средства, оставленные им, шли не на поощрение выдающихся деятелей, а на поддержку все еще ведущихся исследований и работ.

Но, тем не менее, идея этих премиальных грантов была столь же идеалистична и возвышенна, как и идеи Альфреда Нобеля. Леденцов мечтал о создании научного рая на Земле.

Христофор Семенович Леденцов родился в 1842 году в городе Вологде. Ему сызмальства было во всем тесно – сначала в узеньких детских костюмчиках, затем в провинциальной Вологде, в академической науке, в России, а потом и в традиционных формах благотворительности.

Вместо того, чтобы жертвовать на богадельню, коллекционировать модных художников и содержать театр, как делала большая часть его достойных соотечественников, вошедших в историю своими добрыми поступками, он  – виданное ли дело! –  замыслил «Общество содействия успехам опытных наук и их практических применений».

Впрочем, обо всем по порядку.

Дом Х.С. Леденцова в Вологде (1960-е гг). Фото с сайта okipr.ru

Европа, ломбард, музей

Христофору Леденцову довелось родиться в семье отнюдь не бедного купца. В собственности его отца были земельные участки, винокуренные заводы, доходные дома – всего этого очень много. Христофор оканчивает вологодскую гимназию и поступает в элитное учебное заведение  – Московскую практическую академию наук.

В 1862 году взят и этот рубеж – Христофор Семенович оканчивает гимназию с похвальным листом и торжественно входит во взрослую жизнь. В которой он вдруг совершает резкий поворот – оставляет науку и принимается путешествовать по Западной Европе.

В первую (а может быть, даже в единственную) очередь в Европе его интересуют не кафешантаны и театры, не вернисажи и модные магазины, а то, как в странах Старого Света организованы те или иные производства.

[attention type=yellow]

Затем – новый виток биографической спирали. Христофор – уже не русский путешественник, а вологодский купец, промышленник и благотворитель. На этот раз причиной перемен стала любовь – Леденцов женится на дочери вологодского купца Серафиме Николаевне Белозеровой. Но семейная жизнь не может полностью занять и поглотить человека такого склада.

[/attention]

По его инициативе и на его средства в маленьком северном провинциальном деревянном городке создается первый в России ломбард. Казалось бы, дело не особенно благородное. Но – это как поставить и организовать заемную работу.

Видя, в какую финансовую безысходность погружаются крестьяне и мещане, вынужденные обращаться к частным перекупщикам и получать от них за приличные и подчас ценные вещи какие-то жалкие гроши, Леденцов решает навести в деле займов порядок.

Ломбард был открыт в 1888 году, а его основной капитал составили 6 тысяч рублей – вся зарплата Леденцова за годы службы в должности Вологодского городского головы. 

Тогда же Христофор Семенович открывает в Вологде богадельню для престарелых – традиционные формы благотворительности все же не окончательно чужды ему.

Облегчу и послужу их делу

Дом Х.С. Леденцова в Москве по адресу: Мансуровский переулок, 4 (1960-е гг). Фото с сайта okipr.ru

В середине девяностых наш герой – снова москвич. Причина безрадостная – безвременная кончина любимой супруги Серафимы Николаевны.

Упаковав свою научно-промышленную библиотеку (более пяти тысяч томов редких книг), он вселяется в дом своей сестры, купчихи Обидиной на Мясницкой улице и увлекается новым проектом – организацией Музея содействия труду, который и открывается в 1900 году. Надо ли говорить, что Леденцов не мог остаться непричастным и к созданию Политехнического музея.

А вместе с тем, уже в 1897 году Христофор Семенович создает документ под названием «Нечто вроде завещания». Текст его поражает прямотой и чувством ответственности, которую автор документа берет на себя: «Я бы желал, чтобы не позднее 3 лет после моей смерти было организовано Общество (если к тому времени такового не будет существовать), если позволено так выразиться, «друзей человечества».

Цель и задача такого Общества помогать по мере возможности осуществлению если не рая на земле, то возможно большего и полного приближения к нему. Средства, как их понимаю, заключаются только в науке и в возможно полном усвоении всеми научных знаний…

[attention type=red]

Я не человек науки и техники, и нет у меня дара проповеди, но рядом со мной идут и люди науки и люди техники и после меня пойдут и те и другие. Облегчу и послужу их делу».

[/attention]

По сути, тогда уже сформировалась идея общества раздачи грантов, хотя самого этого слова долго еще не будет в русском языке.

Жизнь после смерти

Памятник Х.С Леденцову в Вологде (1960-е гг). Фото с сайта okipr.ru

Еще не будучи в привычном смысле слова старым человеком, он тяжело заболел. Российские врачи успехов не демонстрировали. Христофор Семенович, отправился в Женеву, где и скончался от туберкулеза легких в 1907 году. Тело его перевезли из Швейцарии в Вологду и погребли на тамошнем Введенском кладбище. После чего, собственно, и начинается вторая, наиболее важная часть этой истории.

Леденцов оставил по завещанию свое огромное состояние на цели создаваемого при Московском Императорском университете и Императорском Московском техническом училище (позднее — МВТУ) и Общества содействия успехам опытных наук и их практических применений.

То есть он — еще и родоначальник   знаменитой Бауманки.

В 1909 году утверждается устав Общества. Девиз его и основное направление деятельности придуманы еще Леденцовым при жизни: «Наука, труд, любовь, довольство», оказание помощи в наиболее перспективных практических научных изысканиях.

Диплом члена Общества содействия успехам опытных наук и их практических применений имени Христофора Семеновича Леденцова, 1910 год. Изображение с сайта elementy.ru

Среди тех, кому регулярно поступали деньги от леденцовского общества, можно упомянуть Ивана Павлова (исследования в области высшей нервной деятельности), Николая Жуковского (аэродинамические исследования), Алексея Чичибабина (изучение производства лекарств из нефтяных отходов) – всех не перечесть.

В 1911 году в Общество обращается Владимир Александрович Вернадский.

Он описывает тему своего исследования: «Эта работа, – писал он, –  неизбежно двоякого рода – с одной стороны, она заключается в изучении явлений радиоактивности среди минералов и горных пород Российской империи, но с другой стороны, она связана с исследованием свойств природных соединений тория, урана, редких земель, благородных газов».

Не отказали и Вернадскому.

Деньги выделяются Московскому обществу испытателей природы, Карадагской научной станции, Русскому физико-химическому обществу, станции испытания земледельческих машин и орудий при Киевском политехническом институте. Список можно бесконечно продолжать.

«Примеры фантастических и несообразных проектов»

1909 год. Дом Политехнического Общества, фойе. Фото с сайта retromap.ru

Общество обосновывается в престижном московском здании – доме Политехнического общества в Малом Харитоньевском переулке, 4. Само по себе здание интересно. Автор проекта, архитектор А. Кузнецов писал: «При проектировании фасада приняты в руководство архитектурные мотивы Англии – страны, давшей нам первую паровую машину, паровоз, пароход и ткацкий станок».

«Производственная тематика» была весьма желательна для здания, вместившего в себя подобные организации.

Академик Павлов так оценивал деятельность Общества: «Общество с обширной жизненной программой и с практическим способом ведения дела, огромный, небывалый фактор русской жизни».

Медаль Общества им. Х. С. Леденцова. Изображение с сайта elementy.ru

Но, разумеется, не всем просителям перепадало. Большая часть, что естественно, получала отказ. Товарищ председателя Общества профессор Н. А. Умов так описывает эту, достаточно деликатную, сторону деятельности Общества: «По 1-е января 1910 г.

[attention type=green]

в восьми работающих при Обществе экспертных комиссиях… рассмотрено и в случае надобности исследовано около 300 изобретений, авторы которых желали получить помощь в совокупности на сумму около 300 000 р. (доход Общества – 7200 р. в год)… По каждому заявлению состоялось мотивированное постановление совета Общества, занесенное в протокол.

[/attention]

Из этих заявлений только 18% оказались заслуживающими поддержки, которая и оказана сообразно действительной потребности, в размере около 12 000 р.

Изобретатели, которым было отказано в помощи, то есть 82%, получили подробную мотивировку отказа, и им предоставлена возможность получать дальнейшие разъяснения.

Я не имею права приводить здесь примеры фантастических и несообразных проектов, предлагавшихся изобретателями, так как Общество обязано соблюдать тайну доверяемых ему идей; но Общество вменяет себе в заслугу, что разбором подобных проектов, нередко представляющих большие затруднения в улавливании или идеи, или ошибки изобретателя, оно получает возможность охранять от бесплодных затрат труда, времени и материальных средств людей, заблуждающихся по тем или иным причинам».

Дом Политехнического общества, главный фасад. 1909 год. Фото с сайта retromap.ru

Даже Первая мировая война не стала препятствием для деятельности общества. Наоборот – возникли новые горизонты, началось финансирование новых проектов, в первую очередь, связанных с производством медицинских препаратов. Но революцию Общество пережить не могло. 8 октября 1918 года его не стало.

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/hristofor-ledentsov-kak-nobel-i-v-rossii-mogla-by-byt-stoletnyaya-nauchnaya-premiya/

Петя Клыпа: биография. Зигзаги судьбы Петра Клыпы

Петя леденцов медуллобластома

Хотя со дня начала Великой Отечественной войны прошло уже более 75 лет, и по сей день во многих уголках планеты чтут память о героях, бесстрашно вставших на борьбу с фашизмом и спасших мир от Коричневой чумы. Среди тех, чей подвиг навсегда останется в памяти народов, особое место занимают защитники Брестской крепости, которые первыми приняли на себя удар врага.

Наряду со взрослыми цитадель удерживали совсем еще юные патриоты. Одним из них был Петя Клыпа, которому посвящена эта статья.

Жизнь до войны

Юный герой обороны Брестской крепости — Петр Сергеевич Клыпа — родился в 1926 году в Брянске в семье рабочего железной дороги. Его отец скончался, когда мальчик был еще совсем крохой. Заботу о младшем брате взял на себя Николай Клыпа.

На тот момент он уже был командиром музвзвода 333-го стрелкового полка. В 11 лет Петя был зачислен в это же подразделение в качестве воспитанника.

В 1939 году полк участвовал в походе РККА в Западную Белоруссию, а затем его разместили в Брестской крепости.

Солдатское детство

Петя Клыпа во всем стремился походить на брата, поэтому с юных лет мечтал о карьере военного. Кроме того, учеба в школе казалась ему скучным занятием, и ей он предпочитал репетиции в музвзводе и строевую подготовку. Как и все мальчишки, Петя любил слоняться без дела и наблюдать за жизнью людей в крепости, поэтому ему был известен каждый ее уголок.

21 июня 1941 года

Хотя брат, как мог, присматривал за Петром, его служба не позволяла держать мальчишку под должным контролем. 21 июня юный воспитанник музвзвода серьезно провинился. Он сбежал из крепости в город, чтобы подменить взрослого музыканта оркестра, который должен был обеспечить музыкальное сопровождение спортивных соревнований.

Его отсутствие заметили и, когда он вернулся в часть, рассерженный брат-командир наказал Петра, приказав разучивать партию трубы из оперы Безе «Кармен».

Пока другие бойцы смотрели киносеанс в клубе крепости, Клыпа был вынужден усердно заниматься музыкой. После он встретился с еще одним юным бойцом музвзвода — Колей Новиковым, которому на тот момент было 12 лет. Друзья договорились тайно сбежать утром на рыбалку.

Первый день войны

22 июня Петя Клыпа проснулся от грохота взрыва. Вокруг него в полуразрушенной казарме лежали убитые и раненные. Он не понимал, что контужен и, хотя у него от боли раскалывалась голова, схватил чью-то винтовку и приготовился принять бой вместе со взрослыми товарищами.

Так как сооружения внутри крепости находились на значительном отдалении друг от друга, а противник атаковал в нескольких местах, возникло несколько очагов обороны.

Как стало ясно после войны, к утру из цитадели ушло несколько подразделений с общей численностью военнослужащих 6000 человек.

[attention type=yellow]

Оставшиеся бойцы (9000 солдат и офицеров) продолжили сражаться, задержав значительные силы противника, направлявшегося вглубь страны.

[/attention]

Дети на войне (а в крепости кроме Пети и Коли Новикова было еще несколько воспитанников музвзвода и около двух десятков сынишек и дочек офицеров) — это то, чего нельзя допустить. Однако никакой возможности организовать их эвакуацию не было, и старшие ребята старались, чем могли, помогать взрослым. Они проникали в места, не доступные другим бойцам, и выполняли различные поручения командиров.

За время обороны Брестской крепости Пятя Клыпа неоднократно выступал в роли связного между разрозненными подразделениями гарнизона и наблюдал за действиями противника.

Уже на второй день после начала штурма дети – герои войны – Петр Клыпа и Коля Новиков — обнаружили склад боеприпасов. Они доложили об этом командиру.

Защитники крепости с восторгом восприняли весть о том, что мальчишки нашли ящики с патронами, так как эти боеприпасы позволили им продолжить сопротивление врагу до прихода своих.

Сегодня мы знаем, что помощи защитникам Бреста было ждать неоткуда, но тогда солдаты и командиры, осажденные в цитадели, об этом еще не знали, и думали, что стали жертвой мощной и хорошо подготовленной диверсионной операции.

Дальнейшие подвиги

Юный герой рвался в бой, хотя взрослые бойцы изо всех сил пытались уберечь отважного мальчишку. Он даже ходил в штыковые атаки, вооружившись пистолетом, с найденного склада.

Где только не проявил себя Петя Клыпа?! Подвиг мальчика, доставившего медикаменты, потряс всех защитников крепости. Когда в импровизированном лазарете закончились бинты, он нашел в развалинах медсанчасти лекарства и перевязочные материалы и перетащил их в подвал, где скрывались раненые.

Дети на войне страдали от лишений наряду со взрослыми. Малышам и раненым особенно трудно приходилось из-за жажды. Хотя Буг был рядом, противник непрерывным огнем пресекал все попытки доставить воду защитникам и гражданским лицам, укрывшимся в оборонительных сооружениях, которые еще удерживались военнослужащими РККА.

[attention type=red]

Отчаянный Петя Клыпа, биография которого после войны представлена далее, неоднократно совершал вылазки и возвращался с полной флягой. Кроме того, в развалинах пустых корпусов мальчик находил продукты, а однажды он даже добрался до склада Военторга и раздобыл там рулон материи.

[/attention]

Она очень понадобилась женщинам и детям, которые в первые минуты вторжения фашистов на территорию СССР еще спали и выбежали из квартир в одном белье.

Прорыв

Когда командиры, которые руководили обороной Брестской крепости, поняли, что положение безнадежное, они приказали женщинам и детям сдасться, так как надеялись таким образом спасти им жизнь. Бойцы стали уговаривать Петю и других юных бойцов выйти за пределы крепости вместе с гражданскими лицами, однако мальчик возмутился, так как считал себя бойцом РККА.

В начале июля стало ясно, что патроны скоро закончатся, и командование приняло решение попробовать прорваться в направлении Западного острова и попытаться добраться до окрестностей Бреста.

Совершить задуманное не удалось. Значительная часть бойцов погибла, но Петр Сергеевич Клыпа, которому на тот момент еще не исполнилось и 12 лет, оказался в числе немногих, кому удалось добраться до окраин города. Однако он, вместе с несколькими товарищами, был схвачен фашистами и загнан в колонну военнопленных.

В концлагере

Когда колонна перешла через Буг, к ней подъехала машина с немецкими кинооператорами, снимавшими кинохронику для демонстрации в Берлине. Они фотографировали понурых пленных солдат и вдруг заметили мальчишку в военной форме, который погрозил им кулаком.

Им оказался неунывающий Петя Клыпа. Операторы и конвоиры избили ребенка до полусмерти, и остальную часть пути до концлагеря в польском городе Бяла Подляска пленные несли его на руках. По прибытии Петя Клыпа встретил Колю Новикова.

Там были и другие дети – герои войны из Брестской крепости.

Побег и отправка в Германию

Мальчишки из музвзвода собирались продолжить борьбу. Вскоре им удалось сбежать, в Бресте ребята узнали, что фронт ушел уже очень далеко.

Из всех воспитанников музвзводов вместе с Петей согласился пробираться до фронта только Володя Казьмин.

Они успели пройти лишь пару сотен километров, и в одной из белорусских деревень были схвачены полицаями, занимавшимися отправкой советской молодежи на работу в Германию.

Так Петр Сергеевич Клыпа попал в деревню Гогенбах на территории Эльзаса, где стал батрачить в состоятельной крестьянской семье Коцеля Фридриха, который занимался производством вина.

После прихода американцев

Петра вместе с другими подростками, угнанными из СССР, освободили в 1945 году американцы. Они стали изымать ценности и вино у немцев. Клыпа показал им, где прятал вино его хозяин, а потом выяснил и сообщил в штаб танковой части армии США местонахождение немецкого офицера, которого скрывал Фридрих.

Американцы выдали Петру винтовку и отправили с группой солдат на поимку фрица. Затем они стали давать ему поручения выяснять, где в округе живут члены НСДАП. Как впоследствии на допросе в СССР указал сам Петр, вознаграждения за сотрудничество с союзниками он не получал, однако его снабжали едой и сигаретами и даже подарили наручные часы.

Кроме того, Клыпе было предложено переехать в США, но он отказался, выразив желание вернуться на Родину.

[attention type=green]

Зигзаги судьбы Петра Клыпы могут шокировать любого. Немногим известно, что тот, кто подростком совершил множество подвигов, поставивших его в один ряд со многими взрослыми героями ВОВ, после войны был осужден по «уголовной» статье.

[/attention]

Вернувшись в Брянск, Петр встретил бывшего одноклассника Леву Стотика, и они стали неразлучны. Вскоре оказалось, что друг детства был спекулянтом. Он покупал партии обуви в столице и перепродавал в родном Брянске.

Такие действия считались противозаконными и карались тюремным заключением.

Петр Клыпа любил риск и чувствовал себя обиженным, так как никто вокруг не считал его героем, а о подвиге защитников Брестской крепости никому ничего не было известно.

Он стал ездить «в рейсы» вместе со Стотиком и получал часть от прибыли. Однажды Лева проигрался в карты, и они решили вернуть сумму, напав на прохожего, у которого был толстый бумажник. Лева пустил в ход оружие, убил незнакомца и забрал у него все ценности. В 1949 году следователи, расследовавшие это преступление, вышли на Клыпу и арестовали его, как бандитского подельника.

Наказание

Законы послевоенного времени были суровы. За участие в вооруженном грабеже и спекуляцию Петр Клыпа был осужден на 25 лет лагерей. Позор сломал 26-летнего вчерашнего героя обороны Брестской крепости. В магаданском лагере Петр даже сделал попытку покончить с собой.

В лютый мороз, когда заключенные ушли со стройки, он лег на землю, надеясь замерзнуть насмерть. Однако конвоиры обнаружили отсутствие одного из своих подопечных, и думая, что тот совершил побег, отправились его искать.

Вскоре Петра нашли и он был доставлен в лазарет, где у него ампутировали несколько отмороженных пальцев.

Книга Сергея Смирнова

Вероятно, Петр так бы и провел большую часть жизни в заключении, если бы не «Брестская крепость». Книга Сергея Смирнова открыла для жителей СССР правду о событиях, которые происходили в первые часы и дни после начала войны. Из нее миллионы людей узнали, что Петя Клыпа — пионер-герой, который совершил множество невероятных подвигов.

Когда создавалась «Брестская крепость» (книга), ее автор приехал в Брянск и стал разыскивать юного защитника цитадели. Там он узнал трагическую историю Петра и сделал все, чтобы добиться смягчения приговора.

На свободе

В 1956 году, отбыв 7 лет заключения в лагерях, Петр Клыпа вернулся в Брянск и устроился на завод рабочим. Вскоре он женился, у него родились дети.

Благодаря книге С. Смирнова, он стал знаменитостью, и его часто приглашали на торжественные мероприятия.

Несмотря на судимость, Петра Клыпу даже наградили орденом Отечественной войны первой степени.

Испытания, пережитые в годы военного детства, в немецкой неволе и в магаданском лагере, не могли не сказаться на состоянии здоровья героя, и он скончался в возрасте 57 лет. Так закончил свою жизнь тот, который для многих жителей СССР был известен как пионер-герой Петя Клыпа.

«Брестская крепость» (фильм)

Петр Клыпа стал прототипом главного героя картины режиссера Александра Котта «Брестская крепость», снятого в 2010 году.

Рассказ в фильме ведется от лица Саши Акимова, который по сценарию является воспитанником музвзвода 333-го стрелкового полка. Его роль сыграл Алексей Копашов, которому на момент съемок было 14 лет, и он уже 2 года учился в Московском кадетском корпусе МВД.

Актерская работа подростка получила множество хвалебных отзывов как у критиков, так и у зрителей. Достаточно сказать, что его даже номинировали на премию «Ника» за лучший дебют 2011 года.

[attention type=yellow]

После фильма Алексей Копашов отказался от карьеры военного или полицейского и сегодня является студентом ВГИКа.

[/attention]

Премьера картины «Брестская крепость» состоялась ровно через 69 лет после событий, представленных в картине — 22 июня 2010 года — в Бресте, на территории Мемориального комплекса, у Тереспольских ворот. По завершении съемок картины многие предметы реквизита, в том числе труба главного героя, прототипом которого был Петр Клыпа, были переданы в музей Брестской крепости.

Юный герой Петя Котельников

Кстати, одним из первых фильм посмотрел единственный из оставшихся к тому времени живых защитников Брестской крепости. Петр Котельников родился в 1929 году и, как и его тезка и друг детства, был воспитанником музвзвода, но другого, 44-го полка.

В первый же день обороны крепости мальчишка был ранен в голову, но продолжал помогать старшим товарищам.

Вечером того же дня он оказался в казармах 333 полка, где находился Петя Клыпа, Володя Казьмин, Володя Измайлов и Коля Новиков, которые также были воспитанниками музвзводов Брестской крепости.

В одном из интервью Петр Котельников рассказал журналистам, как ползком пробирался в отдаленные казармы, собирал патроны в сумку от противогаза и приносил отстреливающимся бойцам.

Вместе с товарищами он не раз ходил на берег Буга и приносил раненым и малышам воду. Это было настоящим спасением.

Дело в том, что в единственной скважине, которую защитникам удалось вырыть в подвале казармы, вода оказалась смешанной с бензином и абсолютно непригодной к употреблению.

Именно от Петра Котельникова была получена информация о том, как дети-герои Бреста сбежали из концлагеря. По словам ветерана, им очень повезло. Дело в том, что на десятый день пребывания на территории Польши их погнали в Брест. Когда заключенных выводили на прогулку, жители города приносили им еду и одежду.

[attention type=red]

Однажды начальник тюрьмы, заметивший среди военнослужащих нескольких мальчишек в гражданской одежде, спросил их, как они попали в тюрьму. Ребят сказали, что попали случайно, когда искали родных среди пленных и хотели передать им хлеб. Офицер не хотел возиться с подростками и велел их выгнать за ворота.

[/attention]

Петя Котельников дождался прихода советских войск, а после прохождения срочной службы стал офицером и отдал Советской армии 30 лет своей жизни.

Теперь вы знаете, кто такой Петр Клыпа. Война — не детское дело. Однако во время серьезных испытаний, выпавших на долю советского народа в первой половине 1940-х годов, даже совсем еще юные мальчишки и девчонки проявляли чудеса храбрости, приближая долгожданную Победу.

Источник: https://FB.ru/article/308182/petya-klyipa-biografiya-zigzagi-sudbyi-petra-klyipyi

Ирина Новик: «Это я хорошо придумал»

Петя леденцов медуллобластома

У Олега много идей: купить маме «дзип», поехать в парк кормить уток, очистить Мировой океан. Как все это сделать, он уже знает. Главное — не заболеть снова

Мы с Олегом еще не знакомы, но я сразу узнаю его на детской площадке: от другой малышни его отличает медицинская маска. 

«Иногда других родителей напрягает маска, — говорит его мама Виктория. — Они думают, что с Олежкой что-то не то, что-то респираторное. Но я объясняю, что маска защищает Олега от других, а не наоборот».

Три с половиной сантиметра

Позапрошлое лето у Олега было насыщенным: он ездил с мамой в лес собирать ежевику и ночевать в палатке. Но к осени стал уставать, шататься при ходьбе, спотыкаться на ровном месте, хотя к трем с половиной годам ему уже легко давались и походы, и пешие сорокаминутки до детского сада.

Вика сразу повела сына к неврологам. Те ссылались на жару и причин для тревоги не находили. Но Олегу становилось все хуже — и через десять дней после первых симптомов мама привезла его в Детскую областную больницу Калининградской области. К этому времени мальчика уже рвало, он не мог ходить и сидеть. 

[attention type=green]

Виктория и Олег
Оксана Юшко для ТД

[/attention]

МРТ-исследование показало, что дело было не в жаре — объемное образование в головном мозге, три с половиной сантиметра по наибольшей стороне.

Тогда же, в детской областной больнице, Виктория узнала об организации «Верю в чудо». И позже написала им. Только попросила распространить информацию о том, что ее сыну нужна помощь, но в ответ «Верю в чудо» взяли Фоминых под опеку и теперь регулярно собирают деньги на лекарства, обследования и авиабилеты: к врачам в Петербург и Москву пришлось летать часто.

Сон и мороженое

Фоминым дали направление в Национальный медицинский исследовательский центр имени В. А. Алмазова, и Вика с сыном прилетели в Петербург. Из аэропорта сразу в реанимацию: утром Олегу поставили шунтирующую систему, чтобы снять отек мозга, а спустя несколько дней то самое образование удалили. Затем отправили на гистологическое исследование — узнать, что это за опухоль и как ее лечить.

После гистологии Вика узнала, что у сына медуллобластома мозжечка и четвертого желудочка. Медуллобластома бывает разной, у Олега оказался самый агрессивно растущий подтип, метастазы проросли по всем оболочкам головного и спинного мозга. Так в сентябре 2018 года Вика с сыном попали в отделение онкологии центра Алмазова.

[attention type=green]

Виктория и Олег
Оксана Юшко для ТД

[/attention]

Олег
Оксана Юшко для ТД

«Помню, заходим на кухоньку, а там мамы лепят пельмени, — Вика вспоминает экскурсию по отделению. — У меня когнитивный диссонанс: «Что? Пельмени? Здесь?» Через две недели я уже сама лепила на кухне пельмени. А через месяц жизни в отделении приняла все как есть — и острый стресс перешел в хронический».

Справиться Вике помогал сон — она спала при любой возможности и называет это своим главным лекарством.

А у Олега лекарства были другие. Сначала химиотерапия для удаления остатков первичной опухоли. Пять блоков по три курса, из них два — высокодозных.

Во время «высокодозки» резко ухудшается иммунная защита, поэтому Олега с мамой поселили в стерильном боксе. Ребенку выходить оттуда нельзя. Маме разрешают только ненадолго пройтись по отделению — в халате, маске и шапочке.

На месяц весь мир мамы и сына сузился до размеров этого бокса. Там они встретили свой самый невеселый Новый год.

«Приятный шок был, когда я вышла на кухню за едой, вернулась, а Олежка впервые за время болезни сам встал и дошел до туалета! В больнице начинаешь радоваться таким мелочам».

Умению радоваться мелочам и терпению она научилась в детской больнице. «После операции Олежка много истерил, катался по полу в палате, трое взрослых врачей не могли его поднять. Но чего раздражаться на замученных химией детей?»

[attention type=green]

Виктория и Олег
Оксана Юшко для ТД

[/attention]

Три недели Олег не ел — агрессивные лекарства высушили слизистую оболочку пищеварительного тракта. Все это время необходимые аминокислоты, белки, глюкозу он получал внутривенно. А потом еще неделю питался только мороженым: холодное лакомство снимало остаточную боль. «Я боялась, что после такой диеты будут плохие анализы. Но оказалось, что показатели крови на мороженом растут отлично». 

Второй дом

На целых полгода отделение онкологии стало для Фоминых вторым домом. Еще полтора месяца снимали квартиру — чтобы пройти протонную терапию, которой в центре Алмазова нет. Там отметили и прошлый день рождения Олега — 17 февраля ему исполнилось четыре. 

Он тогда еще не полностью восстановился после второй «высокодозки» — оттого не ел, был слабым и капризным, но все равно счастливым. Потому что из Калининграда приехали любимые бабушка с дедушкой, которые помогали все это время. Потому что вместе с мамой он сделал морковный пирог, которым угостили новых друзей в Алмазова. Всем понравилось, и Олег очень собой гордился. 

Но впереди был еще заключительный этап борьбы с медуллобластомой — протонная терапия (один из видов лучевой терапии, применяется для лечения не основной опухоли, а метастазов). Тридцать три сеанса под общим наркозом Олег перенес молодцом. Снова понемногу стал гулять, с аппетитом есть и набираться сил для похода в лес.

[attention type=green]

Виктория и Олег
Оксана Юшко для ТД

[/attention]

В конце апреля Олега и маму отпустили домой. А спустя год после начала болезни они снова отправились в лес, купались в озере и качались в гамаке.

«Все хорошо»

Олег снимет маску в конце весны.  Так как после химиотерапии в крови мальчика не осталось клеток с иммунной памятью, иммунитета у него нет — а значит, он в любой момент может заболеть чем угодно. Весной он заново начнет проходить всю вакцинацию.

А пока Олег неуверенной походкой направляется из песочницы к коляске: через каждые несколько шагов его клонит то влево, то вправо. Мама достает из коляски любимую игрушку — яркого пластикового динозавра. 

В коляске Олег постоянно меняет маршрут, придумывая все новые идеи.

Он просит маму то поехать в парк кормить уток, то «туда, где луна» — к дому с нарисованным на фасаде полумесяцем, то вовсе остановиться, чтобы гонять голубей с воинственными криками: «Гули! Попались у меня!» На огромном корабле детской площадки Олег исследует все палубы, изображает капитана — это он придумал, чтобы обратить на себя внимание девочки, которая играет неподалеку. Безуспешно — и в утешение Олег просит у мамы банан и хочет пойти домой смотреть мультики.  

Долгие прогулки, охота на голубей и девочек снова стали возможны благодаря ремиссии. Эти несколько месяцев — самый счастливый период в жизни Вики. 

Олег показывает варежкой на большой внедорожник, припаркованный на обочине: «Мама, я куплю тебе дзип. Даже больше, чем этот». И уточняет: как только вырастет и станет «мастером». 

[attention type=green]

Виктория и Олег
Оксана Юшко для ТД

[/attention]

Три недели назад прочитал с мамой в энциклопедии, что Мировой океан загрязнен, — и вот новая идея: его нужно чистить. Уже знает как: Олег сам спустится на дно в подводной лодке и весь мусор соберет в тележки. 

«Это я хорошо придумал», — хлопает себе Олег. 

Пушок и шунтик

Дома Олег снимает маску и шапку. Голова его кажется совсем гладкой, но это не так: уже начинает расти первый после химиотерапии светлый, почти младенческий пушок.

Он еще напоминает о болезни, как и медицинская маска и шунт — резиновая трубка, которая проходит под кожей из головы за ухом, по шее и вниз, в брюшную полость.

Ее не убирают, потому что эта операция после всего, что пережил Олег, лишняя. 

Олег обедает, болтает с бабушкой и смотрит мультики. Но часто прибегает к нам из кухни: без мамы он долго не может. И каждый раз придумывает что-то новое. То готовит для нее десерт — мороженое из кубиков LEGO.

[attention type=yellow]

То демонстрирует трюк: залезает на кровать, а потом смело прыгает маме в руки. То показывает висящий на стене постер-раскраску с ракетой.

[/attention]

Ее он смастерил вместе со своим новым другом Катей — волонтером-игротерапевтом «Верю в чудо». 

Катя приходит к Олегу с начала осени каждую неделю. Приходит с мешком развивающих игр и помогает Олегу заново осваивать моторику, подвижность, выносливость, память. И каждый раз Олег не хочет ее отпускать.  

Олег
Оксана Юшко для ТД

На Новый год пришли и другие гости: «Верю в чудо» провел ежегодную благотворительную акцию «Чудо-елка» и отправил к Олегу Деда Мороза со Снегурочкой.

Олег радовался встрече: «Дед Мороз, как хорошо, что ты пришел! А то обычно положишь подарки под елку и сразу улетаешь». В этот раз гости вручили Олегу подарок мечты — большой набор LEGO.

А маме, бабушке и дедушке достались вкусности к праздничному столу. Но главной радостью стало то, что этот Новый год вся семья встретила дома.

Благотворительный центр «Верю в чудо» и его структурное подразделение, благотворительный надомный хоспис «Дом Фрупполо», не первый год помогают детям с тяжелыми заболеваниями. Пожалуйста, поддержите их работу — и тогда семья Олега, как и другие, сможет жить, радоваться при любых обстоятельствах и строить планы на будущее.

Оригинал

Источник: https://echo.msk.ru/blog/inovik/2581398-echo/

Лечимся дома
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: